11 июля 2017 г.
Пьер Броше: «Искусство — это совпадение запросов коллекционера с предложениями художника»
  • img

11 июля Всероссийский молодежный образовательный форум «Таврида» открыл свои двери для молодых художников, скульпторов и искусствоведов. В преддверие торжественной церемонии открытия смены с участниками встретился один из почетных гостей форума – книжный издатель, коллекционер произведений современного искусства Пьер Броше. Для молодых специалистов он провел краткий исторический экскурс в мир коллекционирования, ответив на главный вопрос, волновавший собравшихся: что есть искусство в современной действительности. Этим и другими вопросами задались и мы во время эксклюзивного интервью с экспертом.

— Вы родились во Франции, учились в Англии и Германии. Издательский дом создали в Москве, где и обосновались. Почему Россия?

— Я работал для издательства во Франции, которое выпускало в свое время книгу Михаила Горбачева «Перестройка» на французском языке.  В конце 80-х появилась идея создать совместное предприятие с каким-нибудь издательством для того, чтобы издавать книги об искусстве в России, тогда в СССР, и распространять их по всему миру. Я тогда работал для этой группы, занимался развитием компании за рубежом. В феврале 89-ого года приехал в Москву, где до 1991 года компания была еще совместным предприятием. В период перестройки, с наступлением новой эры, я купил эту компанию. Так я и остался в России.

— Как вы пришли в искусство?

— Это очень старая история, которая связана с моей бабушкой. Она со мной пошла в антикварный магазин, купила мне марки. Тогда она мне сказала: «Знаешь, все коллекционеры являются уважаемыми людьми, начинай коллекцию — это интересно». И я начал. Когда стал старше, появилось желание собирать что-то побольше. Так стал «собирать» искусство.

— Коллекционирование — это хобби или нечто большее? И что есть предмет искусства для Вас?

- Не хобби, точно. Скорее, стиль жизни.  В истории искусства важно понимать, какие отношения складываются между потребителем и художником. Потребитель же искусства – это, в первую очередь, коллекционер, а не публика. Он первый, кто встречается с художником: в мастерской, галерее или выставке - с предметом, который, по сути, еще предметом искусства не является. Таковым его делает симбиоз из взаимоотношений, взаимопониманий с потребителем и интереса, любви к своей работе.

— Сегодня это понимание между потребителем и художником есть?

— За последние 20-30 лет, кроме коллекционеров, директоров музеев, которые охраняют то, что когда-то собирали коллекционеры, появились новые лица. К примеру, кураторы, которые без лишних финансовых затрат делают определенную подборку каких-то предметов и демонстрируют их, как искусство. Мы все должны понимать, что каждый уважающий себя человек стремится быть лучшим в том, что он делает. Для куратора важно выйти на международный уровень. Чтобы это сделать, он создает определенный проект. И вот здесь ключевым является как раз влияние, которое куратор, преследуя свои цели, оказывает на художника. По сути, так создается эпатаж, который может не понять коллекционер. Таким образом появляются предметы, которые к искусству не имеют никакого отношения.

Тем не менее, и сегодня есть прекрасные коллекционеры по всему миру, которые понимают, что такое искусство. Как только крупный коллекционер включает в свою коллекцию определенный предмет, он становится искусством. Все коллекционеры это понимают. Я не говорю о тех, кто участвует в аукционах. Это другая история. Я о тех, кто поддерживает молодых художников, которые понимают свою ответственность.

— Как выжить молодому художнику в современных реалиях?

— Я очень часто общаюсь с молодыми художниками. Это моя страсть. Их волнует обычно два вопроса. Первый: что мне сделать, чтобы стать великим? И у меня нет на него ответа. Если бы я знал, как написать шедевр, я бы сам это делал. Художник сам должен меня впечатлить. А второй: как выжить? К сожалению, в России до сих пор отмечается слабый интерес к современному искусству. И это странно, потому что в этой стране родились такие монстры в области современного искусства, которые полностью меняли его концепцию в начале 20-ого века, как например, Малевич, Кандинский.

Сегодня в России возникает много вопросов об идентичности: кто мы такие, почему нас не любит весь мир. Поиск ответов в совокупности с мировым кризисом и неуверенностью в будущем создают условия, при которых люди просто не хотят тратить деньги на искусство. Даже богатые не хотят тратиться. Когда мои друзья удивляются тому, как я могу тратить 2-3 тысячи евро на неизвестную никому работу молодого художника, я отвечаю: а разве не глупо, что вы тратите каждый день эти же деньги на вино.  Когда я приобретаю работу, я даю понять художнику, что она мне нравится, в свою очередь, он получает средства к развитию.

— Это же сколько Пьеров Броше в России нужно, чтобы искусство вышло из тупика?

— Нужно агитировать, чем я здесь и занимаюсь. Необходимо организовывать выставки, демонстрируя, как современное искусство влияет на людей, на мир в целом. Чтобы сами люди посредством него посмотрели на окружающий их мир другими глазами, почувствовали вкус к жизни.

— Какова ключевая проблема современного искусства в России?

— Образование. И здесь я мало, что могу изменить, но могу как-то повлиять, дать рекомендации, консультации молодым художникам.

— «Таврида» способна отчасти решить эту проблему?

— Я думаю, да. Любые мероприятия, связанные с пропагандой современного искусства, очень нужны. Образование — очень важный элемент. Мы знаем, что художник — не просто тот, кто хорошо рисует, а кто имеет определенное видение современного мира и его проблем. Это и философия, и политика и много чего еще.

— По вашим же словам, вы мечтаете об участии в формировании нового облика России. Вы застали Россию в годы перестройки. Прочувствовали «нулевые». Какой же он – новый облик страны? Или же он еще не сформирован?

— Сегодня облик России — это то, что, к сожалению, рассказывает нам мировое телевидение. Это смешение мнений журналистов и политиков. И это не та Россия, которую знаю я: немного стеснительную, которая никогда не будет выставлять напоказ всю свою «крутизну».  Такой тонкий момент: или ты показываешь себя сильной, чтобы все боялись, или красивой. Но в отношении России другое: и красивая, и умная.

— Вы являетесь основателем фонда «New rules», который организует передвижной художественный проект «Будущее зависит от тебя. Новые правила». Можете назвать эти «новые правила будущего»?

— Во-первых, встреча с искусством. Во-вторых, диалог с ним и получение позитивных эмоций. В-третьих, обмен этим настроением с окружающими. Ведь жизнь, по существу, это только скопление эмоций.

— Ваши ожидания от «Тавриды»?

— Больше страсти!