23 июля 2017 г.
Влад Маленко: «Приезжаю на «Тавриду», чтобы найти своих»
  • img

На смене «Молодые писатели, поэты, критики, библиотекари» представлено шесть творческих школ, одной из которых руководит поэт, автор басен, стихотворений и песен к спектаклям и фильмам, основатель и руководитель Московского театра Поэтов Владислав Маленко.

— Владислав, расскажите про экспертов, представленных в Вашей школе?

— Мы постарались выбрать людей с командным духом с одной стороны, а с другой стороны главным критерием был момент высокого профессионализма. Алексей Витаков, поэт, прозаик, автор исторических романов. Это человек, погруженный в литературу, имеет супер-школу старого литературного института. Второй человек, про которого хочу сказать, это Елена Исаева. Её знает вся страна, её пьесы идут во многих городах России, она — прекрасный поэт. Она даёт очень важный расклад по драматургии, здорово разбирает поэзию, даже очень жёстко, я бы сказал, но это того стоит. Кстати, её учителем является Игорь Волгин, который тоже присутствует на этой смене. Третий человек — уникальный, это Сергей Фёдорович Летов. Он вообще воспитал своего знаменитого брата Игоря Летова, он же Егор Летов из группы «Гражданская оборона». Сергей — интеллектуал, когда-то он был физиком-ядерщиком, и в один момент, когда в его жизни возникли трудности, он взял в руки саксофон, в итоге стал удивительным авангардным музыкантом. С кем он только не выступал: от Курёхина до Гребенщикова, от Шевчука до Кинчева. Долгое время мы с ним работали в театре на Таганке, постоянно экспериментировали со спектаклями. Я пригласил его, чтобы ребята соприкоснулись с его мнением о русском авангарде. И четвертый эксперта, дорогой для меня человек, Светлана Шетракова. Она в трудные 90-ые годы создала музей имени Сергея Есенина в Москве, т.е. это дом, в который Есенин приехал к своему отцу из деревни. Никто не знает о Есенине лучше, чем она, несмотря на книги, в которой очень много недостоверной информации.

— Мы знаем, что с вами приехала и молодая команда профессионалов. Кто эти начинающие творцы?

— Да, это представители Московского театра поэтов, которым я руковожу: Иван Куприянов, Антон Аносов, Александр Антипов, Рита Сар, Рина Иванова. У каждого из них своё направление в лекциях и в работе с группами. А общая стратегическая задача нашей школы была и остаётся — поэтическое представление «КРЫМ. ПУШКИН. МЫ».

— Как проходят репетиции спектакля? Легко ли найти подход к молодым поэтам со всей России?

— Я люблю живо относиться к подобной работе. Мы очень усердно трудимся все вместе, а в последний день я просто запрягу ребят так, чтобы они хоть немного поняли, что такое работа в театре. Театр — это жёсткое режимное заведение. Вообще, чтобы сделать полноценное поэтическое выступление, нужен минимум месяц подготовки. А у нас всего несколько дней, но в этом и вся прелесть. Я так смотрю на ребят, наблюдаю за ними, если у них что-то не получается, я не могу себе позволить кричать на них, как это бывает в театре, когда режиссёр кричит на актёров… В общем, полное погружение невозможно, но даже половинчатое погружение даёт сладость представления о театре и об актёрской профессии, о том, как должен звучать пишущий человек, когда он сам выступает, когда он сам имеет право говорить свой текст. Это вообще не каждому дано, многие смущаются, бубнят, и мне всегда кажется, что нужна полноценная форма для полноценного содержания. Здесь уместно выражение Бертольда Брехта — «Блюди форму, содержание подтянется». Но вообще есть очень важная традиция русской литературы — большие писатели и поэты были очень хорошими ораторами, хорошо читали свои стихи и прозу, произносили свои речи. Достаточно вспомнить речь Фёдора Достоевского на открытии памятника Пушкину, когда Тургенев, с которым он много лет не разговаривал, заплакал, и они обнялись после этой речи. Как читал Маяковский, как читал Есенин, у которого выступала кровь на руках из-за того, что он сильно сжимал руки, как исполнял свои песни Владимир Высоцкий.

— По итогам школы будет ли дальнейшее взаимодействие с участниками? Есть ли у кого-то возможность попасть ваш театр поэтов?

— С театром немного сложнее, театр требует штатных единиц. Я не могу себе позволить обнадёживать ребят, что возьму их. У нас есть пока некоторое количество закрытых штатных единиц, но, конечно, мы стараемся не терять тех, кто нас зацепил. Но это зависит и от ребят, им должно быть интересно с нами. Всё-таки, не со мной, а с нами. Потому что я люблю и ценю именно командный труд, когда каждый человек отвечает за свою область деятельности. И ещё жду момент соприкосновения с новым талантливым для меня человеком, и чувствую, что наклёвывается, я начинаю подмечать таких людей. Посмотрим, не хочу «бежать впереди паровоза».

— Выезжаете ли вы в регионы России?

— Да. Совершенно недавно вместе с Максимом Замшевым выезжали в прекрасный город Ливны Орловской области. И там, в актовом зале школы, состоялась встреча со школьниками. Или, например, с Александром Антиповым были в Мурманской области, в городе Оленегорск. Дети задавали уникальные вопросы, мне они очень понравились. Для меня важно идти в детскую публику, там  мы и «шелуху с себя счищаем», и несём гражданскую позицию. Люблю выкладываться перед детьми так же, как на большой взрослой аудитории. И в такие встречи происходит момент просвещения. Если получается зацепить несколько душ, то потом можно этим немного оправдаться перед Творцом.

— Чем Вас притягивает «Таврида»?

— У меня личная история. Я считаю Крым священной русской землёй. Здесь чудесная земля, она полна таинственных смыслов и сил, и здесь очень интересно для себя провёл время Александр Пушкин. Для меня «Таврида» — это люди. Здесь я придерживаюсь правила: найти своих. Да, я приезжаю сюда, чтобы именно найти своих.

— Что пожелаете участникам форума «Таврида»?

— Желаю февральским долгим вечером закрыть глаза и согревать сердце понимаем того, что есть «Таврида». Уверен, что она не даст замерзнуть поколению